Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:37 

William Gray
25.10.2015 в 11:23
Пишет SoGood:

Текст под песню, песня под текст.

Название: Romance
Автор текста, исполнитель: SoGood aka B.Botts
Оригинал: Сплин - Романс
Фандом: Legend
Пейринг: Ронни/Тедди

-Ронни
Пластинка не шуршит,
И сломан Граммофон...
И я изображен героем твоей новой пьесы,
Как бандит.

Любой обманчив жест
В звенящей тишине,
Когда сижу напротив неподвижно и смотрю
В твои глаза.

-Тедди
Разбиты губы в кровь...
В твоем кармане нож...,
Так тихо, что я слышу мерзкий скрип твоих подошв
Вновь и вновь...

В расслабленных плечах...
Спокойствием в устах,
Все ложь - пружина лопнет мигом и опять
Откажут тормоза...

В щелчок курка поверь,
И дрогнет тишина...
Привет... мы будем счастливы теперь и навсегда.
Привет... мы будем счастливы теперь и навсегда.

Название: Relapse
Автор: SoGood
Бета: г-н True Batch
Фандом: Legend
Пейринг: Ронни/Тедди
Размер: драббл, 1300 слов
Рейтинг: R за коленочку, как сказала бета)
Описание: у Ронни рецидив, и он приходит к Тедди в гости...
Примечание: POV Тедди

Помню, на часах было около двух ночи. Я расхаживал по дому в старом вельветовом халате и проговаривал вслух некоторые эпизоды из своей новой пьесы. Потом, выпив коньяка где-то на два пальца, решил позвонить кому-то... не помню, кому. Помню, что так и не дозвонился.
Раздался скрип входной двери, и на пороге возник вымокший до нитки пьяный Рон. Он был до странности задумчив. Многие приняли бы это обманчивое спокойствие за чистую монету. Многие... но не я. Однако, несмотря на его состояние, я испытал радость от встречи.
Мы никогда не договаривались заранее, он не имел привычки предупреждать о своих визитах, но всегда знал, где меня искать. У Рона ведь во всем Ист-Энде были глаза и уши.
Так вот, я испытал радость, но не ту обыкновенную радость обыкновенного обывателя. Она, скорее, походила на дрожь предвкушения, на мгновенный выброс адреналина в кровь. Я тогда сравнил себя с полевкой, которую вот-вот подхватят в воздух когтистые лапы хищной птицы.
- Проходи, не стой на пороге.
- Это у тебя телефон в руках? Ты с кем-то разговариваешь?
- Нет, я еще не успел... - он не дал мне договорить, взвился, превращаясь из каменного изваяния в живую горгулью. С грохотом захлопнул дверь за своей спиной и рявкнул:
- Положи! Немедленно положи, я тебе сказал! Они же все о нас узнают, как ты не понимаешь?!
Нужно вести себя очень аккуратно и не делать резких движений. Лесли в такие моменты говорил, что Рон - сигнализация, один неверный шаг - и здравствуй, Скотланд Ярд. В чем-то он прав, определенно.
Я медленно положил телефон на место и подошел к нему с мягкой улыбкой на губах. Рона от нее всегда плющило. Он ласково назвал меня шлюхой и криво улыбнулся в ответ. Он каждый раз улыбался так, будто прилагал для этого неимоверные усилия.
- Ну вот, ты совсем промок. Давай я помогу тебе снять пиджак.
Он не ответил, только завел руки немного назад и позволил снять с себя мокрую одежду. Я принес полотенце, принялся неторопливо вытирать Рону голову, но он вывернулся и прошел вглубь моего не слишком презентабельного логова. В квартирке пахло затхлостью, как от дряхлой старухи, живущей по соседству. Не сказать, что я был тут частый гость. В основном, когда хотелось писать, потому что здесь мне никто не мешал. Только Рон знал о логове.
Он внимательно огляделся, с крайним подозрением обошел все остальные помещения, оставляя за собой жалобный скрип половиц, и, наконец, вернулся в гостиную. Сел в продавленное кресло, обтянутое пыльным ситцевым чехлом.
- Печатай. Я тебе помешал, - это был не вопрос, а утверждение.
- Вовсе нет, Рон. Я рад тебя видеть.
- Садись и печатай.
Помню, что послушно сел за стол и принялся печатать какую-то нелепицу. Слова пьесы не шли на ум, я не мог сосредоточиться из-за чужого пристального взгляда. Рон снял очки и смотрел, казалось, не моргая и совсем не шевелясь. Просто завис. Это состояние я наблюдал уже не впервые и втайне засек время.
Был слышен только стук клавиш и тиканье часов. Я не расслаблялся ни на секунду, потому что тем вечером Рон побил свой рекорд - сидел уже один час и двадцать минут.
А потом резко вскочил, возвышаясь мрачной горой и заставив меня вздрогнуть. Вот он, тот самый момент, когда когтистые лапы стискивают беспомощную тушку. Я почувствовал, как внутренности будто скручивает от напряжения.
- Ты разговаривал с ними. Что ты им сказал?!
- Я ни с кем не разговаривал, Рон, - я старался говорить спокойно, но голос предательски дрогнул.
Доли секунды, и вот он уже вздернул меня за грудки, затряс, как тряпичную куклу. Я снова увидел знакомые метаморфозы: тонкая скорлупа спокойствия треснула, являя болезненно расширенные зрачки и влажный блеск слюны на губах, когда Рон почти шипел обвинения мне в лицо. Слюна попадала и на меня тоже, жгучими осиными укусами впиваясь в кожу щек.
Время растянулось на отдельные кадры, когда он замахнулся, а взгляд сделался бегающим - словно Рон решал, какая часть меня его сильнее всего бесит и заслуживает первого удара. Мне казалось, что я слышал скрежет его зубов в тот момент...
А потом он, наконец, определился и заехал мне по носу. Удар вышел смазанным, наверно, виной тому стал алкоголь. Что ж, это можно назвать везением. Теплая кровь хлынула по губам и подбородку; Рон что-то кричал, но у меня в ушах звенели долбанные колокола.
- Я из тебя всю дурь выколочу, пидорская шлюха!
Следующий удар разбил мне губы, а звон сделался почти невыносимым. Мы это проходили, Рон, ведь надо просто переждать, да?
Но к тому моменту он сделал бы из меня отбивную. Я зарычал и со всей силы толкнул его в грудь, и Рон, не ожидавший сопротивления, врезался спиною в стену. Врезался грузно, всем своим мощным и неустойчивым пьяным телом.
Я видел, что он разозлился и попер на меня снова.
Я видел нож, блеснувший сталью из кармана.
Я слышал, как быстро билось мое сердце, застрявшее испуганной птицей в клетке ребер.
Я мог сбежать из квартиры, и он не догнал бы меня.
Я знал, что рано или поздно это повторится снова.
Но не сбежал. Мои ступни словно приросли к полу, а взгляд прирос к нему - взъерошенному, бешеному, злобному хищнику.
Я почувствовал, как внутри меня медленно заворочалось что-то черное и липкое. Лениво раззявило клыкастую пасть и не давало мне сделать и шага. Этому чувству я не знал названия.
Рон вдруг оказался так близко, что деваться было уже некуда. И остановился, шумно раздувая ноздри, ощупывая меня лихорадочным взглядом. Нож, зажатый в пальцах, мелко подрагивал. А когда я положил свою ладонь поверх, Рон послушно и доверчиво вложил мне его в руку. Так же молча я открыл дверь в спальню, стараясь не поворачиваться спиной и не разрывать зрительного контакта. Рон зашел туда и услышал громкий хлопок двери, а затем и щелчок замка. Я судорожно выдохнул, понимая, что это не удержит его долго, поэтому придвинул тяжелый дубовый комод.
Первые несколько минут, растянувшихся на целую вечность, ничего не происходило. Затем что-то грохотнуло, раздался звон разбитого стекла, а дверь содрогнулась от удара. Наверное, это была лампа. В спальне загремело, послышалось невнятное бормотание, которое становилось громче с каждой секундой:
- Оставил меня без света, в полной темноте! Я ничего не вижу, с-сука! Где ты спрятал этот сраный выключатель?! Маленький дерзкий говнюк... я тебя убью. Убью тебя, когда выйду. Нет, сначала выебу, а потом убью! - Все снова стихло, а затем Рон сам врезался в дверь и повторил уже тише:
- Ты ведь слышишь меня, да?
- Я слышу тебя... - Я отошел от двери, тыльной стороной ладони утирая уже подсыхающую кровь. Но только сильнее размазал. Места ударов пульсировали тупой болью, однако это не помешало мне чинно сесть за стол, налить себе коньяк и тут же залпом опрокинуть. Вот теперь я чувствовал, что хочу писать. И пальцы запорхали по клавишам, быстро и ломко, пока вдохновение меня не покинуло.
Я временами вздрагивал и косился на дверь - Рон буйствовал уже не так активно. Он, кажется, даже пел.
- Я в стр-р-рашной войне стер почти всю Европу в пыль! Я им кишки выпускал... Я! Единственный в мире вождь племен всей Скифии! Вся Византия пала ниц перед моим огромным хером...*
Но потом принялся долбиться так, что комод не выдержал и постепенно отъехал в сторону. Я прекратил набирать текст, однако с места не двигался. Рон, вспотевший и вымотанный разрушениями в спальне, в последний раз заехал по двери ногой и вывалился в гостиную. Он тяжело дышал и смотрел на меня. А я на него. Потом Рон болезненно скривился, свел брови к переносице и издал звук, похожий на мычание раненого зверя. Звук был коротким, но жалобным. Рон подошел и рухнул передо мной, обнимая мои ноги и укладывая голову на колени.
И тогда я выдохнул, опуская ладонь на его затылок, зарываясь окровавленными пальцами в короткий ежик волос. Он посидел так немного, потом сдвинул халат с моей коленки в сторону и горячо ее поцеловал. Поднял голову, внимательно разглядывая мой разукрашенный фасад:
- Мой малыш, какая тварь подпортила твою симпатичную мордашку? Это невежливо, ты в курсе? Мой нож у тебя, надо забрать... воткнуть мерзавцу в щеку.
- Ронни... где твои таблетки?
Но он продолжал покрывать влажными поцелуями мои коленки и по-хозяйски поглаживать бедра под халатом. Я почувствовал, что у меня встает.
- Это ведь я сделал?
- Ты.
- Я очень невежливый, Тедди.
- У меня встал.
----
*Ронни считал себя воплощением завоевателя Аттилы.

URL записи

@темы: вдохновение, legend

URL
   

Обитель безумца

главная