Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: поэтические вечера (список заголовков)
00:15 

Джон, телефон.
ШХ

У тебя он в руках.
ДВ

Я не хочу отвечать.
ШХ

У тебя встреча? Ты как в облаках.
ШХ

Шерлок, отстань, твою мать!
ДВ

Как её звать? И откуда она? Или это Жаннетт?
ШХ

Мы разошлись с нею в прошлый четверг, ты уж не помнишь, нет?
ДВ

Мне с чего помнить?
ШХ

Так из-за тебя. Слал sms-ки с крыш…
ДВ

Сам виноват, что на слово «опасность» ты, бросив всё, бежишь.
ШХ

Ах, это я виноват, что я нужен тебе всегда? Ну хорошо, в следующий раз дома останусь.
ДВ

Нет.
ШХ

Да.
ДВ

Джон, телефон.
ШХ

Так возьми и ответь. Ты же напротив него!
ДВ

Нет, не могу. Мне осталась лишь треть фактов от дела всего. Скучное дело, но мне выбирать нечего в этот раз.
ШХ

Джон, телефон.
ШХ

Сам возьми, твою мать!
ДВ

Ладно.
ШХ

Ага, сейчас.
ШХ

Слушай, какой настырный звонок. Кто это может быть?
ДВ

Мистер «Блещу-от-макушки-до-ног».
ШХ

Майкрофт?
ДВ

Догадлив ты.
ШХ

Засунь свой сарказм в карман своих брюк.
ДВ

А вдруг в Букингемский дворец?
ШХ

Шерлок, ты сволочь.
ДВ

Да явно не друг.
ШХ

Трубку возьми, наконец!
ШХ

Нет уж, не буду, бери её сам, с братом поговори.
ДВ

Джон, начинаю считать по часам. Шесть. Пять. Четыре. Три.
ШХ

Как испугал. Я сказал: не возьму.
ДВ

Ладно. Иди сюда.
ШХ

Шерлок?
ДВ

Серьёзно. Иди, обниму. Майкрофт ведь к нам всегда точно врывается, если с тобой заняты мы.
ШХ

Но…
ДВ

Джон.
ШХ

Ладно, иду. Только знай, Шерлок, ты… ты до чертей смешон! Сколько же можно фигню вытворять, ещё и у всех на виду!
ДВ

Ты так не хочешь меня обнять?
ШХ

Шерлок?
ДВ

Да, Джон?
ШХ

Иду.
ДВ

Нам остаётся чуть-чуть посчитать.
ШХ

Шерлок, а ты и рад.
ДВ

Девять. Восемь. Семь. Шесть. И пять.

– Что ты хотел, а, брат?

@темы: поэтические вечера

00:07 

мешает какой-то особый страх приблизиться к алтарю.
теперь ты во всех моих потолках,
в которые я смотрю.

теперь ты в каждом столичном окне,
мигающем в теле-синхрон. а я как заяц,
в слепом огне,
ревущем со всех сторон.
да нет, мне не страшно от «нет» и «да»,
но воротит от «не знаю».
с погонов луны слетела звезда:
забили в землю как сваю.
вот так и меня забили в меня.
вылезти бы. отдышаться.
ведь я, как пальто на горбу коня.
перестаю вмещаться
во всё, что, наверное, есть во вне.
в страну, в универ, в аккаунт,
в Онегина, в мир и войну на дне,
во дни, что безвестно канут.
в самолёты, что с неба гудят движком,
в авто, что едут, слепя.
во всё. а к тебе я приду пешком.
буду вмещаться в тебя.
_____
ага! — воскликнет лукавый Фрейд, —
посасывая сигару,
как бы вам это.. того.. не во вред,
а то вы и с пылу и с жару.
фаллический символ, однако, ну что ж,
негашенное либидо,
стихи-то о девушке, точно? не врёшь?
а, может, вы батенька, пидор?
я еле расслышал его через все стаканы и умные книги.
он был где-то между музлом в попсе
и газом футбольной лиги,
он злобно глядел на меня сквозь стога
невыкуренной травы.
ведь хуй, это хуй, а нога - нога.
а пидор, батенька,— вы.
с раздолбанной фарой и мятым крылом
по трассе летит автобус.
сижу за его непрозрачным стеклом,
колёса вращают глобус.
я еду к тебе, через взорванный храм,
через огонь-зарю,
через канавы от Божьих ран.
доеду, коль не сгорю.
мешает какой-то особый страх,
улыбки, сказки и сны,
молнии в белых летучих шарах,
пряный ветер весны,
доктор курпатов,
тесть или зять,
цветастое ред-грин-блю.
мешает мне подойти и сказать:

привет. я тебя люблю.

@темы: поэтические вечера

23:31 

1.
право же, братец, не стоит себя казнить – в руках твоих список отправленных на расстрел.
ты все равно ничего бы не смог изменить, хватит с тебя того, что сам уцелел.
завтра с прямою спиной ты придешь на казнь, прессе расскажешь то, что им нужно знать.
я разрешаю – можешь прикрыть глаза, только когда в невинных начнут стрелять.
выглядишь жалко. ты очень красив сейчас. страдания тебе идут, ты белес - как мел.
допей свой коньяк, постарайся поспать хоть час…

это меня ведь отправили на расстрел.

2.
тебя обложили, братец, со всех концов. сколько ты змей в кабинетах своих пригрел?
выпрями спину и - ну-ка! - держи лицо, словно хороший актер при плохой игре.
консульства, слежка, сухость пожатия рук - накрепко вбили в подкорку лжеэтикет.
если же тремор выдал прямой испуг, значит, ты стал негоден в своей игре,
так что не стань. отложи на офшорный счет сотню-другую тысяч - for a rainy day.
да, я все выпил. пожалуй, налей еще. бренди хорош. на поминки купи, окей?
нас обложили, от красного рябь в глазах. ну, улыбнись, ведь хорошие были дни.
маме скажи... хотя, впрочем, я все сказал... ей повезло, что мы у нее одни...
простимся, мой братец. ты неплохой актер, выдержишь все облавы, резню, накал.
выброси свою боль, как ненужный сор. я заигрался и, кажется, все проиграл...
выдохни, будет много еще преград. плечи расправь. если хочешь, то помолись.

и, о последнем прошу тебя, старший брат: когда палачам отдашь ты приказ стрелять -
выпрями спину, но только не отвернись.


3.
дождь бесконечен. хоть небо тебя оплачет.
ты исхудал, и костюм для тебя велик.
воздух тяжел и от влаги почти прозрачен,
ветер восточный тебя унесет, мой мальчик,
он унесет тебя в лучший и вечный мир.

где и когда потерял ты свою удачу?
я обещал до конца за тобой смотреть,
видно, мои обещания немного значат.
ты так спокоен, стоек, почти утрачен...
сжимаю в кармане пачку твоих сигарет.

ветер. колотит. теперь уже не согреться.
выстоим. выстою. боже, вас ставят в ряд...
щеки твои краснеют совсем как в детстве,
губы кривятся, ты гордо встаешь на место -
на поистертый, но столь символичный крестик.
стреляют! ты падаешь, делая шаг назад...

где-то в груди застучит невеселым скерцо,
острая боль пеленой застилает взгляд.
я говорил - твоя смерть разобьет мне сердце...
так и случилось,
глупый мой младший брат.

(с.) Эстет Тобиасович

@темы: поэтические вечера

23:16 

Меняю города, как презервативы:
Говорят, Москва не резиновая.
От дефлорации до рецидива
Бутылка портвейна, пинта пива и
Что-то ещё... Не помню.
Не имею ни семьи, ни дома,
Мотаюсь по впискам и разным женщинам,
А на деле тот ещё деревенщина
С комплексом величая и манией неполноценности -
Вот он, герой современности!

И если дом там, где зарядка от телефона,
У меня всё с собой - у меня нет дома.

@темы: поэтические вечера

23:12 

Кафельный пол, на стенах трещины,
водопроводная грязь.
Я бы любил тебя, даже если бы
ты
не родилась.

Даже если бы
ты появилась на свет
мужчиной,
чудовищем,
дьяволом,
деревом,
птицей,
одной из комет,
стрелой,
отчаяньем,
яростью,
стихией, что прячет в недрах Земля -
я бы любил тебя.

Даже если бы
ты не была
моей,
а была
подневольной,
чьей-то женой,
подарившей ему дочерей,
сыновей.
Обезумевшей,
слабой,
смертельно больной,
собиравшей в ладони искры огня -
я бы любил тебя.

Даже если бы ты создана,
ветром,
пеплом,
порохом,
бурей в пустыне,
островом,
океаном,
планетой,
городом,
той, никогда не любившей меня -
я бы любил тебя.

Кафельный пол, на стенах трещины,
тусклый, мигающий свет.

Я буду любить тебя, даже если

даже если
тебя
нет.

Джио Россо

@темы: поэтические вечера

22:42 

здравствуй, здравствуй, а я жива, пообедаем в выходной?

в это время [теперь - зима] этот Лондон, увы, не мой, мне укрыться бы от него, от зимы и грозящих бед. ты меня не прогонишь вон, если я вдруг приду к тебе?
я пришла бы вернуть пальто, а осталась бы навсегда. я всё думаю лишь о том, как бы ты мне ответил 'да' на вопрос неизменный мой - смс-кой тебе пишу: 'пообедаем в выходной?'
но ответом мне белый шум.

я ведь знаю, конечно, что ты раскусишь мой главный шифр.
острый ум и твоё пальто - как же дьявольски хороши.

я приеду в твой странный дом, 'Бейкер стрит' и 'два-два-один', в голове у меня одно - ты не ждешь меня впереди.

я пишу тебе письма - зря.
но в последнем:
'прощай (тире) ты всё знаешь и без меня
i am [sher]locked'

твоя
ирен.

© твой пропуск в иные миры

@темы: поэтические вечера

18:30 

Бадьян, лаванда, имбирь и мята, настой крапивы – так пахнут осень, полночный замок и мой сюртук. Набрался виски [добавив после пол пинты пива]. Внутри меня по горячим венам струится ртуть. Полынь, рябина, листок герани, аир и угорь. Не нужно думать. Котёл и время. Луна и хмель. Ладонь испачкана чем-то черным [возможно, уголь?]. Плевать, ведь завтра мои манжеты измажет мел. Бадьян, лаванда, полынь, герань, аконит и мята. Какой он? Добрый? В очках? Заносчив? Улыбчив? Груб. Не помогают уже ни зелья, ни сны, ни мантры – мешает запах, тяжёлый запах любви у губ. Бадьян, лаванда, имбирь… к чертям бы! Наступит утро. Проснется день, оглянется вечер, придет экспресс. Мне все равно, что шальная память щекочет ухо, ведь остается отбыть последний учебный рейс.

**

Огонь, котлы, первогодки. Мрак!.. Отыграло лето. Уроки [лекции или практики], тёмный класс. Мне так хотелось сегодня утром проснуться ветром, но я зачем-то ловлю надежды зелёных глаз. Шумели реки волшебной школы: «Приехал Поттер. Тот самый Поттер. Ты видишь лоб его, видишь шрам?». Вокруг него сгруппировалась своя когорта [но взгляд мой точен – он, верно, выскочка и болван]. О, милый Альбус, ты ждал, что я отнесусь с любовью, что у меня затянулись раны – теперь рубцы [и то, что дети не платят сердцем, душой и болью за то, что делали в прошлой памяти их отцы].
Быть может, прав. Но душа мальчишки – не мне забота.
Я протыкаю пером случайно фамильный список.
Глаза в глаза. Как они знакомы.

– О. Гарри Поттер, – почти что шёпотом. – Наша новая
знаменитость.

@темы: поэтические вечера

23:42 

(с)

За поворотом - солнечные блики.
Веранду топит легкой дымкой май.
Ступени, берег, чаек белых крики.
Как хочется услышать вдруг: "Встречай"

Не обернуться. Только дрогнут руки.
Узнать улыбку. Даже по шагам.
Песок и ветер скрадывают звуки.
- Я жду тебя, - прошепчет эхо. - Там.

Не удержать себя и обернуться.
Песок, веранда, блики. Никого.
А может к черту? Может быть проснуться
И разломать остатки своего

Пустого мира. Где так мало света.
Да что там Солнце? Я ведь не о том.
Коллеги. Да. Украдкой, без ответа
Ловить улыбки, взгляды. И потом

Хранить в себе. Как в сейфе. Но надежней.
И доставать лишь тут. Где вечный май.
А там - все строже, четче, осторожней.
Но здесь! Ох, черт, как хочется "Встречай"!..

- Ты засиделся. Что, все очень плохо?
Глаза смеются, тлеет огонек.
- Тут кофе, в общем... - тонкий дым из вдоха.
Веселость лишняя. Нервозности намек.

- Ты только знаешь, не убей с порога.
Нас в ресторане столик нынче ждет.
Ну что, my darling? Зонтик и в дорогу?
/Смущение? А ведь ему идет./

Все звуки в горле умерли. Да что же?..
Простой кивок. И радостный прищур.
- Я жду в такси, - дыханием по коже.
Да нет, не может... бред ведь, сон и сюр.

Нагретый пластик. Матовые грани.
Привычный вес вновь пойман на лету.
Гудок такси. Входящий на экране.
Так горячо... и в трубку: "Да, иду."

@темы: поэтические вечера

23:01 

Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз — вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс — то есть почти что старый. Шорты с футболкой — простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара — листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька — он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче — ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге — и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя — с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. «Двадцать один», — бормочу сквозь сон. «Сорок», — смеется время. Сорок — и первая седина, сорок один — в больницу. Двадцать один — я живу одна, двадцать: глаза-бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто-нибудь ждет меня во дворе, кто-нибудь — на десятом. Десять — кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь — на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...
Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.

@темы: поэтические вечера

20:18 

Минутка жуткого, но прекрасного.

28.10.2013 в 19:19
Пишет Юля без юбки:

Тот, кто любит цветы,
Тот, естественно, пулям не нравится.
Пули - леди ревнивые.
Стоит ли ждать доброты?
Девятнадцатилетняя Эллисон Краузе,
Ты убита за то, что любила цветы.

Это было
Чистейших надежд выражение,
В миг,
Когда, беззащитна, как совести тоненький пульс,
Ты вложила цветок
В держимордово дуло ружейное
И сказала: "Цветы лучше пуль".

Не дарите цветов государству,
Где правда карается.
Государства такого отдарок циничен, жесток.
И отдарком была тебе,
Эллисон Краузе,
Пуля,
Вытолкнувшая цветок.

Пусть все яблони мира
Не в белое - в траур оденутся!
Ах, как пахнет сирень,
Но не чувствуешь ты ничего.
Как сказал президент про тебя,
Ты "бездельница".
Каждый мертвый - бездельник,
Но это вина не его.

Встаньте, девочки Токио,
Мальчики Рима,
Поднимайте цветы
Против общего злого врага!
Дуньте разом на все одуванчики мира!
О, какая великая будет пурга!

Собирайтесь, цветы, на войну!
Покарайте карателей!
За тюльпаном тюльпан,
За левкоем левкой,
Вырываясь от гнева
Из клумб аккуратненьких,
Глотки всех лицемеров
Заткните корнями с землей!

Ты опутай, жасмин,
Миноносцев подводные лопасти!
Залепляя прицелы,
Ты в линзы отчаянно впейся, репей!
Встаньте, лилии Ганга
И нильские лотосы,
И скрутите винты самолетов,
Беременных смертью детей!

Розы, вы не гордитесь,
Когда продадут подороже!
Пусть приятно касаться
Девической нежной щеки, -
Бензобаки
Прокалывайте
Бомбардировщикам!
Подлинней, поострей отрастите шипы!

Собирайтесь, цветы, на войну!
Защитите прекрасное!
Затопите шоссе и проселки,
Как армии грозный поток,
И в колонны людей и цветов
Встань, убитая Эллисон Краузе,
Как бессмертник эпохи -
Протеста колючий цветок!

Евгений Евтушенко, 1970

URL записи

@темы: вдохновение, книги на лето, поэтические вечера

21:26 

22.08.2015 в 14:19
Пишет Чудо с желтыми глазами и чуткими ушами:

Социальные ли сети?
Вчера был день рождения няшки William Gray, которая каждый раз снова и снова возвращает меня к одной грустной истории. Поэтому с днем рождения, котик! Ты всегда знал, на что идешь!

Who knew

И да.
В итоге все же было ради чего вот так влюбляться,
Злиться и целоваться, объяснять на пальцах
Простые вещи, как то:
Ревность,
Принадлежность,
Обязательный утренний кофе.
Как было хорошо и солнечно,
Как было плохо.
Все ладони испачканы чернилами,
Все запястья.
Какое же это страшное и
Великое счастье.

И вроде уже отпустил, уже остыло.
Было бы ради чего
Начинать-то.
Было

Blow me one last kiss

Давай,
Расскажи всем, что это было неважно
Только не говори, как было страшно -
делать все в первый раз:
целовать,
любить,
спать вместе,
вообще, быть вместе,
а потом предаваться вранью и лести,
предавать друг друга,
как продавать друг друга
и все по кругу.

Не о чем говорить даже больше,
Нет ничего твоего имени горше
Ничего – твоего лица знакомее
И ничего больнее слов этих
Кроме
Двух вещей в этом мире:
того, что у тебя в чернилах
все запястья,
и этого отчаянного и
постыдного
счастья.

The one that got away

Я хочу по жизни, как по кругу
Как в детской карусели
Как по музею.

Я закрываю глаза –
Ты целуешь меня за ушком,
В ключицу
В живот.
Я открываю глаза,
я один в квартире
Тишина во мне ширится,
льется через рот.

URL записи

@темы: Социальная сеть, поэтические вечера, о том, как..., вдохновение

04:10 

13.08.2015 в 03:10
Пишет Полосатый Фредерик:

Такое не лечат. Я знаю.
И нет ни пилюль, ни вакцин.
Повыше рукав поднимаю.
Давай же, мой друг сомнацин.

Хотя бы чуть-чуть, не надолго
Создай мне реальность, где он
Не связан работой и долгом.
А просто... да просто влюблён.

Где можно к щеке прикоснуться,
Губами улыбку украсть,
И в нашу квартиру вернуться,
А после - с радаров пропасть.

Деваться куда-нибудь к морю,
А может быть в горы уйти.
Пустыня? Да я ведь не спорю.
Во сне нам всегда по пути.

В Нью-Йорке пылится квартира.
В ладони - кенийский песок.
Из целого шумного мира
Мне нужен лишь этот кусок.

Где можно ладони на плечи,
Где есть настоящее "мы"...
Я знаю, что это не лечит,
Что толще лишь стены тюрьмы.

И, может, однажды неверно
Вдруг будет рассчитана смесь.
Попасть бы хотя бы примерно,
Хотя бы в окрестности "здесь".

Где небо... кусками? В чём дело?
- Давай, Белоснежка, подъем.
О, как это честно и смело.
- О чём?.. Ты там был? Ты? В моём?..

- Послушай... я даже не знаю,
Как будет всё тут, не во сне.
И... в общем тебе предлагаю:
Скажи сам. Реальному мне.

автор: _Венсан_

URL записи

@темы: поэтические вечера, вдохновение

12:37 

30.03.2015 в 15:50
Пишет Полосатый Фредерик:

И я думаю, что у каждого есть своя мечта
У меня есть Америка, у тебя – еще страна
А еще у каждого в голове есть своя тюрьма
Кроме Бога.

И у каждого в голове есть свой царь, монарх
Острова, где есть золото в сундуках
И у каждого есть свой искренний страх
И своя дорога.

И у каждого шепот тысячи змей, как рак
А как выключат свет, то есть тьма и мрак
И у каждого есть свой Бэтмен, свой Тони Старк
Или Шерлок.

Есть то, чувство внутри, что все хорошо
Или «как же восхитительно, что ты пришел»
Где все золото, фарфор и китайский шелк
Без подделок.

И у каждого есть где-то личный дом
Что нашли его мы с таким трудом
Он всегда ждет нас здесь, за углом
Он и вправду есть там.

И у каждого есть огонь, что так больно жжет
И все те, кто, быть может, еще придет
И всего того, что еще нас ждет
Там, за поворотом.

(с)

URL записи

@темы: поэтические вечера

00:09 

17.07.2015 в 17:59
Пишет Полосатый Фредерик:

как, как она это делает?...
...что всегда восхитительно воремя и такими точными словами?

я знаю сотню твоих имён на всех языках земли,
в кого ты будешь (и был) влюблён, о ком голова болит,
я знаю наперечет рубцы на узкой твоей спине
и что ты лучшая из вакцин из всех, что подходят мне

ты так же знаешь меня насквозь, навыворот, на просвет:
и тихий смех, и взрывную злость, и шёпот мой нараспев,
и самый жгучий, грызущий страх приходишь ко мне забыть,
чтоб слушать сказки далеких стран и прятаться от судьбы.

мы совпадаем до мелочей: вот родинки и рубцы,
до абсолюта – ничья/ничей – сиамские близнецы.
и в это сходство мы влюблены до солнечных брызг внутри:
одни и те же мы видим сны, сердец совпадает ритм.

с другими мы говорим не в такт, с другими не делим вздох,
и абсолютная пустота внутри нас свила гнездо.
она пробила нас как игла, оставила в темноте.
ничейность смотрит из наших глаз,
из наших непрочных тел.

и это дикое ни-че-го сплело нас в один клубок.
мы будем рядом из года в год, друг другу и царь, и бог.
пусть разрывает весь мир война, нас этот не тронет вид.

ведь пустота породнила нас
гораздо сильней любви.


(с) Джезебел

URL записи

@темы: поэтические вечера

00:01 

20.07.2015 в 19:17
Пишет Полосатый Фредерик:

Джез.... это охренительно.
для сказки любой предначертан печальный исход:
принцесса умрёт. и чудовище тоже умрёт.

последнее встретит кончину в великом бою –
конечно же, бой менестрели потом воспоют.

победу одержит, конечно, прекраснейший принц:
он в башню войдёт и принцессу возьмёт словно приз.

и станет принцесса (бесправной) законной женой,
что в сказке любой не единожды отражено.

а дальше интриги и с милым пажом адюльтер,
улыбки со вкусом отравы и яд в декольте.

на этом закончится сказка, её сменит быт.
никто из принцесс не желает подобной судьбы.

уж лучше в когтях у чудовища смерть отыскать,
остывшая кровь не билась бы чтоб у виска,

чтоб принц не добрался, добравшись – уехал ни с чем
и не вспоминал о принцессе в цепочке ночей.

принцесса собой остаётся всего лишь пока
на холке у монстра покоится мирно рука.

но знает любой – у сказки печален исход:
вот монстр умрёт, вслед за ним
и принцесса
умрёт.


URL записи

@темы: поэтические вечера

16:36 

Неверно называть самоубийцами только тех, кто действительно кончает с собой. Среди этих последних много даже таких, которые становятся самоубийцами лишь, так сказать, случайно, ибо самоубийство не обязательно вытекает из их внутренних задатков. Среди людей, не являющихся ярко выраженными личностями, людей неяркой судьбы, среди дюжинных и стадных людей многие хоть и кончают с собой, но по всему своему характеру и складу отнюдь не принадлежат к типу самоубийц, и опять-таки очень многие, пожалуй, большинство из тех, кто по сути своей относится к самоубийцам, на самом деле никогда не накладывают на себя руки. «Самоубийца» - не обязательно должен жить в особенно тесном общенье со смертью, так можно жить и самоубийцей не будучи. Но самоубийце свойственно то, что он смотрит на свое «я» – не важно, по праву или не по праву, – как на какое-то опасное, ненадежное и незащищенное порожденье природы, что он кажется себе чрезвычайно незащищенным, словно стоит на узкой вершине скалы, где достаточно маленького внешнего толчка или крошечной внутренней слабости, чтобы упасть в пустоту. Судьба людей этого типа отмечена тем, что самоубийство для них – наиболее вероятный вид смерти, по крайней мере в их представлении. Причиной этого настроения, заметного уже в ранней юности и сопровождающего этих людей всю жизнь, не является какая-то особенная нехватка жизненной силы, напротив, среди «самоубийц» встречаются необыкновенно упорные, жадные, да и отважные натуры. Но подобно тому, как есть люди, склонные при малейшем заболевании к жару, люди, которых мы называем «самоубийцами» и которые всегда очень впечатлительны и чувствительны, склонны при малейшем потрясении вовсю предаваться мыслям о самоубийстве. Если бы у нас была наука, обладающая достаточным мужеством и достаточным чувством ответственности, чтобы заниматься человеком, а не просто механизмами жизненных процессов, если бы у нас было что-то похожее на антропологию, на психологию, то об этих фактах знали бы все.
Сказанное нами о самоубийцах касается, конечно, лишь внешнего аспекта, это психология, а значит, область физики. С метафизической точки зрения дело выглядит иначе и гораздо яснее, ибо при таком подходе к нему «самоубийцы» предстают нам одержимыми чувством вины за свою обособленность, предстают душами, видящими свою цель не в самоусовершенствовании и собственном совершенстве, а в саморазрушении, в возврате к матери, к Богу, к вселенной. Очень многие из этих натур совершенно не способны совершить когда-либо реальное самоубийство, потому что глубоко прониклись сознанием его греховности. Но для нас они все же самоубийцы, ибо избавление они видят в смерти, а не в жизни и готовы пожертвовать, поступиться собой, уничтожить себя и вернуться к началу. Если всякая сила может (а иногда и должна) обернуться слабостью, то типичный самоубийца может, наоборот, превратить свою кажущуюся слабость в опору и силу, да и делает это куда как часто. Пример тому и Гарри, Степной волк. Как и для тысяч ему подобных, мысль, что он волен умереть в любую минуту, была для него не просто юношески грустной игрой фантазии, нет, в этой мысли он находил опору и утешение. Да, как во всех людях его типа, каждое потрясение, каждая боль, каждая скверная житейская ситуация сразу же пробуждали в нем желание избавиться от них с помощью смерти. Но постепенно он выработал из этой своей склонности философию, прямо-таки полезную для жизни. Интимное знакомство с мыслью, что этот запасной выход всегда открыт, давало ему силы, наделяло его любопытством к болям и невзгодам, и, когда ему приходилось весьма туго, он порой думал с жестокой радостью, с каким-то злорадством: «Любопытно поглядеть, что способен человек вынести! Ведь когда терпенье дойдет до предела, мне стоит только отворить дверь, и меня поминай как звали». Есть очень много самоубийц, которым эта мысль придает необычайную силу.

Гессе “Степной волк”

@темы: вдохновение, дело-то житейское, книги на лето, поэтические вечера

02:30 

13:43 

07.01.2015 в 21:14
Пишет Мемнох:

07.12.2014 в 20:29
Пишет shut - daniel:

Когда руки вверх запястьями
Ora**nge

Почисть - ка рыжий мандарин. Какие антидепрессанты?
Пришла пора поверить в Санту и улыбнуться изнутри.
Да, европейская зима, да, грязь и слякоть под ногами,
А мы, опутаны долгами, за чудом лазаем в карман.
Здесь каждый - эльф и каждый - бог, здесь каждый что-то, да решает.
Земля красивая большая, вертясь берет нас на слабо!
А мы все носимся с Судьбой и с Неслучайными Дарами.
Гляди, в твоей оконной раме утра колышется прибой.
И те же сани над Москвой, над Нижним, Питером, Казанью.
Лови мгновение глазами, вдохни, почувствуй , что живой!
Оставь сомненья на потом, войди с улыбкою в Сегодня,
Сюда, где город новогодний смеясь снежинки ловит ртом!
А я, хоть маг, а все учусь, смотреть не "сквозь", а "на" и "подле".
Пусть нас в дороге ловит полдень - любитель пробок и ворчун,
Пусть не окончены дела, пускай народ торчит у кассы.
Мы все, пожалуй, лоботрясы, и целый мир - сплошной дедлайн.
..Весь мир - звенящий свет витрин, огни на взлетных, песни рельсов.
Я жду тебя, крылатый, грейся! И чисть морозный мандарин.

7.12. 2014

fotohost.kz/image/obk

URL записи

URL записи

@темы: поэтические вечера, вдохновение

20:11 

22.12.2014 в 18:59
Пишет чайная роза:

witch house

Эмили отравлена.

Она чувствует, как яд расползается по ее телу: шорохом чужой юбки, вздохом, мягким взглядом. Она чувствует, как тело отказывает ей: рука тянется к руке, к коленке, к волосам - коснуться, коснуться, коснуться. Она чувствует, как разум отказывает ей: сны сменяются воспоминаниями, реальность подменяется мечтами.

Эмили отравлена.

Джейн стоит у окна и курит, прислонившись плечом к стене. Эмили смотрит на нее исподлобья, перебирает диски нервными пальцами и тихо шепчет: «У тебя отличные пластинки, я возьму эту послушать?», Эмили хочет бросить монетку в море глаз Джейн, чтобы обязательно вернуться. Ведь если быть честным, у Эмили даже нет проигрывателя.

Эмили отравлена.

Джейн держит бокал пальцами крепко. Она пьяна, она устала, она запуталась, ей скучно. Эмили кусает пальцы. Она взволнована, она встревожена, она влюблена. И Джейн рассказывает ей что-то, пьяно смеется и кладет голову Эмили на колени. И ее короткие волосы растрепались, а помада смазалась – Эмили проводит пальцами по ее губам, пачкает подушечки в алой краске. Эмили шепчет: «Все будет хорошо» и глотает: «только будь со мной», а Джейн кивает и улыбается. Кивает и улыбается. Такими улыбками должны незаконно торговать в ночных клубах.

Эмили отравлена.

Джейн обнимает свои колени, у нее на чулках тонкая стрелка от голени до колена, и сквозь тонкий капрон видно светлую кожу. Эмили гладит узкую лодыжку и слушает. «Это бессмысленно», - говорит Джейн, - «Это бессмысленно и любви не существует». И Эмили вздыхает. Как ты права, моя девочка. Как ты права, моя нежная девочка, любви не существует, ты всю ее украла и оставила в себе. А потом ты отравила меня, и теперь у нас на двоих одна тайна и одна любовь.

Эмили отравлена.

Когда Джейн первый раз целует Эмили, им обеим кажется, что в мире не существует ничего больше. В клубе шумно и играет какая-то невообразимая синтетическая музыка, а Эмили пытается шептать что-то Джейн на ухо, про драконов и космос, про вчерашнюю победу и сегодняшнее поражение. А Джейн наклоняется и целует ее. И это, конечно, не любовь, а музыка, приглушенный свет, зеленые огни на стенах, дым и алкоголь. Алкоголь – это яд.

И Эмили отравлена.

Эмили все выдумала. Каждую встречу, каждое слово, каждый взгляд, каждый шорох юбки.

Эмили все выдумала.

Эмили

все

выдумала.

Не было Джейн. И любви тоже н е б ы л о.



URL записи

@темы: вдохновение, о том, как..., поэтические вечера

21:09 

Если пить, то сейчас, если думать, то крайне редко,
Избегая счастливых, мамы и темноты.
Для чего мне все эти люди, детка,
Если ни один все равно не ты. (с)

@темы: вдохновение, дело-то житейское, о том, как..., поэтические вечера

Обитель безумца

главная