• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книги на лето (список заголовков)
23:28 

Просмотр сериала "sense8" навел меня на мысль, что довольно много произведений искусства и вообще большая часть человеческой деятельности крутится вокруг одиночества. Кто-то возводит его в культ, кто-то пытается побороть, но в общем и целом "все песни" не "о любви", а "об одиночестве" как о ее противоположности.
Кому-то важно ощущать кого-то еще, чтобы быть "целым" - неважно, вторая половинка это, напарник для спасения мира или неизвестно кто на другом краю мира, который ощущает тебя и может помочь, когда ты в беде.
Кому-то важно отрезать себя от мира, чтобы ощутить себя полноценным и независимым.
Но в общем и целом - это об одиночестве.

@темы: вдохновение, дело-то житейское, книги на лето

11:53 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:42 

Попытка убить в вас чувство прекрасного

Я дочитал на днях "1984" Джорджа Оруэлла.
Что я могу сказать? Антиутопии - это не мое. Вторая в моей жизни - и снова прокол.
Для начала об ощущениях: первое время мне было скучно. Откровенно скучно. То ли это вина переводчика, то ли содержание такое нудное, но поначалу я просто ждал. Ждал, пока НАЧНЕТСЯ (с). Началось. Я понемногу втянулся, когда началась любовная линия. Откровенно говоря, этот Уинстон мне не нравился особенно, персонаж меня не привлекал, и я не мог в нем зацепиться толком ни за что. С появлением девушки я стал больше внимания проявлять и дело пошло быстрее.
Третью часть я дочитывал одним глотком. Даже не знаю, с чем сравнить... Я бы сказал, что это - как заглотить горькое и тошнотворное лекарство в один глоток, но это же даже не лекарство. Если только в очень изощренном смысле. Было настолько мерзко, тошно, что я едва не задыхался, но понимал, что если я не дочитаю, то эта история раскинет свои корни во мне и я не могу ее выкорчевать. Незаконченная история похожа на одержимость. Поэтому я перескакивал через листы, но дочитал ее.
Моя теория относительно того, что нужные книги приходят в нужный период, подтверждается методом "от противного": это была ненужная книга, которая пришла в неудачное время, обострив мою депрессию и тревожное состояние.

@темы: книги на лето

23:11 

"Праздник, который всегда с тобой" Эрнест Хемингуэй

Пожалуй, эту книгу можно назвать праздником.
Она состоит из имен, городов, названий блюд и напитков, улиц Парижа и калейдоскопа лиц.
Мне очень понравился стиль, достаточно легкий и приятный, чтобы расслабиться и погрузиться в атмосферу парижской богемы 20х годов. На самом деле, если вам не интересна эта тема, то вряд ли книга заинтересует, потому что там нет никакой логики, никакой интриги. Просто Хемингуэй, который пьет вино, виски или водку в разных местах с разными людьми и рассказывает, как они познакомились и чем занимались.
Заканчивается она очень внезапно.

А еще меня берет грусть. Потому что он говорит, что они "бедствовали", при этом они жили с женой на съемной квартирке в бедном районе Парижа, каждый день у них была еда, новые книги и он хотя бы чашку кофе мог выпить в кафе. Каждое утро. И каждые несколько месяцев они отправлялись на отдых в Испанию, или куда-нибудь в горы, чтобы покататься на лыжах.
Понимаете, это слишком разные представления о бедности - у русских и у европейцев. Русские бедняки живут в разваливающихся домах, пухнут от голода и страдают от любви. Европейские же сидят в худых квартирках с любимыми людьми и пьют вино, читая хорошие книги.
И это заставляет меня ненавидеть себя за то, что я учусь в России.

@темы: вдохновение, дело-то житейское, книги на лето

12:24 

О дивный суррогатный новый мир...

С первых страниц эта книга повергла меня в шок: как бы не пытался я отвести свою жизнь подальше от брака и прелести быть родителем, младенцы в пробирках - это уже слишком. Как и негласный запрет на моногамию. Я считаю, что это лишь новая форма несвободы. Потому что если уж оценивать этот аспект, то в "идеальном свободном обществе" человек должен иметь выбор, а не набор необходимостей, которые он не смеет нарушить. Ужасно меня пугает мысль о том, что также это общество формирует людей до мелочей: красивый/урод, умный/кретин, высшая/низшая каста - это все решается, когда на твою баночку наклеят ярлык и станут подливать в нее какие-нибудь гадости для "правильного развития".
А, по сути-то, альфы ничем не лучше эпсилонов - такие же тупые потребители, чего и ждет от них общество, которое их создало.
Еще более-менее интересной кажется идея о том, что каждый в этой системе занимается тем, для чего создан. То есть никто не страдает от того, что не может определиться с призванием или что занимается совсем не тем, чем должен. Никаких сомнений или колебаний, никаких страданий выбора. Не об этом ли мечтают школьники многих поколений.
С другой стороны, наши герои - Бернард и Гельмгольц - ничуть не удовлетворены таким положением вещей. цитата
Поначалу мне казалось, что роман о Бернарде - о человеке, который не вписывается в это общество и старается что-то с этим сделать (к тому же, он ВЛЮБЛЕН, что вообще там противопоказано). Он мне даже нравился какое-то время, но потом обнажилась его мелочность, его трусость, эгоизм (пик - сцена с Дикарем и эпсилонами), и я понял, что Гельмгольц, конечно, более приемлемо действовал. большая цитата о нем
Стоит сказать несколько слов о Главноуправителе. Вот уж чей образ интересен и многосторонен (в отличие, например, от образов девушек, которые и вовсе плоские до невозможного). Он достаточно умен для своего поста, а потому, как и все в этой системе, занимает свое место и выполняет свою функцию.
Немного о Дикаре. Это как бы "центральный образ", так сказать, читатель, которого окунули в гущу событий. Но мне он показался излишне Гамлетом, чтобы действительно вызвать сочувствие, и закончил достаточно предсказуемо, на последних страницах проявив себя то как религиозный фанатик, то как пародия на Робинзона Крузо... В целом, образ получился больше отталкивающим. Как и большинство в романе.
Но это стоило того, чтобы быть увиденным/услышанным/прочтенным, так что я не жалею. В положенном порядке осиливаю теперь "1984" Оруэлла.

@темы: книги на лето

20:18 

Минутка жуткого, но прекрасного.

28.10.2013 в 19:19
Пишет Юля без юбки:

Тот, кто любит цветы,
Тот, естественно, пулям не нравится.
Пули - леди ревнивые.
Стоит ли ждать доброты?
Девятнадцатилетняя Эллисон Краузе,
Ты убита за то, что любила цветы.

Это было
Чистейших надежд выражение,
В миг,
Когда, беззащитна, как совести тоненький пульс,
Ты вложила цветок
В держимордово дуло ружейное
И сказала: "Цветы лучше пуль".

Не дарите цветов государству,
Где правда карается.
Государства такого отдарок циничен, жесток.
И отдарком была тебе,
Эллисон Краузе,
Пуля,
Вытолкнувшая цветок.

Пусть все яблони мира
Не в белое - в траур оденутся!
Ах, как пахнет сирень,
Но не чувствуешь ты ничего.
Как сказал президент про тебя,
Ты "бездельница".
Каждый мертвый - бездельник,
Но это вина не его.

Встаньте, девочки Токио,
Мальчики Рима,
Поднимайте цветы
Против общего злого врага!
Дуньте разом на все одуванчики мира!
О, какая великая будет пурга!

Собирайтесь, цветы, на войну!
Покарайте карателей!
За тюльпаном тюльпан,
За левкоем левкой,
Вырываясь от гнева
Из клумб аккуратненьких,
Глотки всех лицемеров
Заткните корнями с землей!

Ты опутай, жасмин,
Миноносцев подводные лопасти!
Залепляя прицелы,
Ты в линзы отчаянно впейся, репей!
Встаньте, лилии Ганга
И нильские лотосы,
И скрутите винты самолетов,
Беременных смертью детей!

Розы, вы не гордитесь,
Когда продадут подороже!
Пусть приятно касаться
Девической нежной щеки, -
Бензобаки
Прокалывайте
Бомбардировщикам!
Подлинней, поострей отрастите шипы!

Собирайтесь, цветы, на войну!
Защитите прекрасное!
Затопите шоссе и проселки,
Как армии грозный поток,
И в колонны людей и цветов
Встань, убитая Эллисон Краузе,
Как бессмертник эпохи -
Протеста колючий цветок!

Евгений Евтушенко, 1970

URL записи

@темы: вдохновение, книги на лето, поэтические вечера

16:36 

Неверно называть самоубийцами только тех, кто действительно кончает с собой. Среди этих последних много даже таких, которые становятся самоубийцами лишь, так сказать, случайно, ибо самоубийство не обязательно вытекает из их внутренних задатков. Среди людей, не являющихся ярко выраженными личностями, людей неяркой судьбы, среди дюжинных и стадных людей многие хоть и кончают с собой, но по всему своему характеру и складу отнюдь не принадлежат к типу самоубийц, и опять-таки очень многие, пожалуй, большинство из тех, кто по сути своей относится к самоубийцам, на самом деле никогда не накладывают на себя руки. «Самоубийца» - не обязательно должен жить в особенно тесном общенье со смертью, так можно жить и самоубийцей не будучи. Но самоубийце свойственно то, что он смотрит на свое «я» – не важно, по праву или не по праву, – как на какое-то опасное, ненадежное и незащищенное порожденье природы, что он кажется себе чрезвычайно незащищенным, словно стоит на узкой вершине скалы, где достаточно маленького внешнего толчка или крошечной внутренней слабости, чтобы упасть в пустоту. Судьба людей этого типа отмечена тем, что самоубийство для них – наиболее вероятный вид смерти, по крайней мере в их представлении. Причиной этого настроения, заметного уже в ранней юности и сопровождающего этих людей всю жизнь, не является какая-то особенная нехватка жизненной силы, напротив, среди «самоубийц» встречаются необыкновенно упорные, жадные, да и отважные натуры. Но подобно тому, как есть люди, склонные при малейшем заболевании к жару, люди, которых мы называем «самоубийцами» и которые всегда очень впечатлительны и чувствительны, склонны при малейшем потрясении вовсю предаваться мыслям о самоубийстве. Если бы у нас была наука, обладающая достаточным мужеством и достаточным чувством ответственности, чтобы заниматься человеком, а не просто механизмами жизненных процессов, если бы у нас было что-то похожее на антропологию, на психологию, то об этих фактах знали бы все.
Сказанное нами о самоубийцах касается, конечно, лишь внешнего аспекта, это психология, а значит, область физики. С метафизической точки зрения дело выглядит иначе и гораздо яснее, ибо при таком подходе к нему «самоубийцы» предстают нам одержимыми чувством вины за свою обособленность, предстают душами, видящими свою цель не в самоусовершенствовании и собственном совершенстве, а в саморазрушении, в возврате к матери, к Богу, к вселенной. Очень многие из этих натур совершенно не способны совершить когда-либо реальное самоубийство, потому что глубоко прониклись сознанием его греховности. Но для нас они все же самоубийцы, ибо избавление они видят в смерти, а не в жизни и готовы пожертвовать, поступиться собой, уничтожить себя и вернуться к началу. Если всякая сила может (а иногда и должна) обернуться слабостью, то типичный самоубийца может, наоборот, превратить свою кажущуюся слабость в опору и силу, да и делает это куда как часто. Пример тому и Гарри, Степной волк. Как и для тысяч ему подобных, мысль, что он волен умереть в любую минуту, была для него не просто юношески грустной игрой фантазии, нет, в этой мысли он находил опору и утешение. Да, как во всех людях его типа, каждое потрясение, каждая боль, каждая скверная житейская ситуация сразу же пробуждали в нем желание избавиться от них с помощью смерти. Но постепенно он выработал из этой своей склонности философию, прямо-таки полезную для жизни. Интимное знакомство с мыслью, что этот запасной выход всегда открыт, давало ему силы, наделяло его любопытством к болям и невзгодам, и, когда ему приходилось весьма туго, он порой думал с жестокой радостью, с каким-то злорадством: «Любопытно поглядеть, что способен человек вынести! Ведь когда терпенье дойдет до предела, мне стоит только отворить дверь, и меня поминай как звали». Есть очень много самоубийц, которым эта мысль придает необычайную силу.

Гессе “Степной волк”

@темы: вдохновение, дело-то житейское, книги на лето, поэтические вечера

17:06 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:41 

"Великий Гэтсби" Фрэнсис Скотт Фицджеральд

Я совершенно случайно наткнулся на эту книгу - мы говорили о Фицджеральде и я признался, что ничего не читал у него. На следующий день я, хотя еще не дочитал "Мартина", уже спешил к хозяйке "Гэтсби", и в моей голове стучало - я должен это прочитать, я должен как можно скорее это прочитать. Потом мы начали читать - вслух, комментируя почти все подряд, смеясь, развалившись на диване. В таком настроении меня впустил в себя мир этой книги.
Я уже ненавижу себя за то, как беззаветно влюбляюсь в героев книг - это банально, так происходит у всех, и у меня так происходит не впервые, но каждый раз мое сердце сжимается и бьется тяжело и быстро.
спойлеры и сопли


несколько цитат

@темы: о том, как..., книги на лето, дело-то житейское, вдохновение

17:05 

Джек Лондон "Мартин Иден"

17:50 

Дочитал "Роман без вранья" Анатолия Мариенгофа.
Что я могу сказать... Это как будто глазок в столь близкий мне мир. Столько деталей, такая мозаика образов, и все-все видишь так, будто это не его воспоминания, а твои. Есть в нем и юмор, и горечь, и золотистая пена волос Сереженьки, и чего только вашей душе будет угодно. Это будто какой-то мир, в котором я жил раньше, меня изгнали, а теперь я могу только заглядывать в глазок.
Особенно ничего не напишешь про книжку, в которой чужие воспоминания. Кроме того, что мне очень близок слог и события, которые там описываются. Не было эпизода, который бы не вызвал у меня сильных эмоций.
Отдельно хочу поблагодарить девочку, которая конечно же не увидит этого, но мне кажется, я должен это сказать, потому что так бы я не взялся читать эту книжку - в общем, девочка, которая писала фанфики по паре Мариенгоф/Есенин и Маяковский/Есенин, спасибо, что дала путевку в эти воспоминания.
Я не могу пока больше ничего сказать, оставлю тут просто цитату, она мне уж очень понравилась.
«Можно мне сказать гадость. Совсем маленькую и не очень скабрезную. О том, как надо просить у жизни счастья.
Так вот, счастья надо просить так, как одесский беспризорный милостыню:
- Гражданка, дайте пятачок. А не то плюну вам в физиономию - у меня сифилис. »

@темы: книги на лето

16:04 

Это действительно прекрасно.

12.10.2013 в 18:00
Пишет энтони лашден:

приглашение на процесс
Благодаря Зое Черкасовой я несколько уточнил для себя понятие "лингвиста" и теперь знаю, что в общемировой практике лингвист - это такой парень, который занимается компьютерной обработкой языка, автоматизацией переводов, нейролингвистикой, которая изучает всякие классные штуки внутри мозга, всякими занятными вещицами вроде умных строк и умного набора, но конкретно тут я говорил о печальных парнях с Факультета Международных Отношений, где в специальность лингвистика входит исключительно восточное языкознание.



«Филолог – это еще не приговор», - говорит мне К., с грустью разглядывая три сумки с литературой на семестр. «В конце концов, я смогу преподавать», - убеждает она то ли себя, то ли меня в том, что ее жизнь не окончательно сошла с рельсов успеха, которые ведут к скромному двухэтажному домику в пригороде Минска и лошадке, жующей траву, скошенную на склонах Альп.

К. не особенно повезло: она думала стать послом в Корее, крутиться на кожаном кресле консула и слушать кей-поп по ночам, но у факультета международных отношений были абсолютно другие планы на ее будущее, которые К. приняла со слезами на глазах, видя проходные баллы. В результате этой драматической истории, провоцирующей на написание сценария и снятие трехсерийного фильма «Бедная К», моя дорогая девочка, прижимающая к груди любимый томик Бодлера, оказалась в числе счастливых двух тысяч, зачисленных на филологический факультет.
Теперь только путешествия из одного конца света в центр Минска с пятью книгами в руках, теперь только ночевки во «Fridays’» и распитие кофе в промышленных масштабах в дворике по соседству! Теперь-то К. узнает, что филология – это не просто рассуждения о голубых занавесках, символизирующих ностальгию автора по детству, филология – это хардкор, бессонница, чтение семи произведений за одну ночь и перевод со старорусского на греческий.

Но хорошо, К., может, не единичный случай крушения лодки романтических надежд в суровой буре жизненных трудностей, но не все же две тысячи пришли на филологический факультет исключительно потому, что проиграли титул и наследство в казино и теперь вынуждены исполнять гнусные требования умирающего дядюшки, чтобы оказаться в завещании. Кто эти люди, алчущие разгрызть тонкое тело филологии? Кто эти монстры, готовые учить по пять языков только для того, чтобы потом оказаться в общеобразовательной школе № 11 и смотреть с классом на уроках «Анну Каренину» с Джудом Лоу? Кто эти воины лингвистики, языкознания, эти титаны славянской диалектологии и истории славянского языка?

Возможно, это ваша лучшая подруга, которая отвечает категорическим отказом на предложение переночевать у вас, потому что у нее еще не дочитана книга. Возможно, это ваш знакомый, который сидит в кинотеатре и плюется: «Боже, как они переврали источник… Книга была лучше». Возможно, это ваша сестра, которая, только-только научившись читать, принялась за сказки народов мира.
Присмотритесь. Филологи. Они среди нас.

Люди, которые сознательно выбирают филологию как свою основную специальность, заслуживают как минимум памятника, потому что мало кто возвратился из этого дальнего путешествия к берегам лингвистической Аркадии. Начав однажды читать и понимать, о чем идет речь, ты уже не можешь остановиться. Когда ты узнаешь, что в книгах порой бывает заложен смысл, а иногда – по несколько смыслов, а иногда смысл в том, что смысла нет (спасибо спонсору этого примера, основателю театра абсурда Самюэлю Беккету), первое, что ты понимаешь, - вся твоя жизнь была ложью.
Наслаждение совсем не в теплом шампанском из горла, не в абрикосах из банки и даже не в горячем шоколаде с зефирками – наслаждение кроется в понимании текстов, их интерпретации и чувстве, насколько все взаимосвязано в этом мире.
Схожее ощущение дают наркотики, и неизвестно, что разрушает жизнь больше: героин или история зарубежной литературы 20 века.

Кроме того, что филология позволяет постичь мир под совершенно другим углом, чисто случайно, где-нибудь у выхода из факультета, она может предложить вам продать душу в обмен на несколько удивительных знаний из области теории литературы.
Я не понимаю, почему, выходя из дома, я не встречаю растяжек: «Филолог? Остановись, пока не поздно!». Или «А где были вы, когда ваш ребенок увлекся литературой?». Филология – это опасное мероприятие, и в нем есть ряд ужасающих медвежьих капканов, в которые попадаются юные трепещущие умы.

Искушение первое: сменить фамилию на «Розенталь»
читать дальше

Искушение второе: удариться в структурализм и постмодернизм.
читать дальше

Искушение третье: помнить в лицо все мертвые души.
читать дальше

Искушение четвертое: сделать татуировку с любимыми цитатами.
читать дальше

Искушение пятое: забыть о существовании реальной жизни.
читать дальше

Берегите себя и своих филологов.


URL записи

@темы: дело-то житейское, вдохновение, книги на лето

15:15 

28.07.2011 в 15:05
Пишет 3ax:

"I gotta bulletproof heart" - Евгений Онегин/Владимир Ленский фанмикс
Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.

(с) А. С. Пушкин "Евгений Онегин"

URL записи

@темы: книги на лето, вдохновение, Онегин

00:26 

Как я готовлюсь к ЗНО

Я начал повторять "Евгения Онегина", ну и вы понимаете, не смог сдержаться...

Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
Сперва взаимной разнотой
Они друг другу были скучны;
Потом понравились; потом
Съезжались каждый день верхом,
И скоро стали неразлучны.

@темы: вдохновение, дело-то житейское, книги на лето

20:48 

Читаю "Фауста". Захотелось слэша. Погуглил. Понравились вот эти строчки:
Между нами и забвеньем кухня, чай и тонны света.
Останавливай мгновенье. Почему бы не вот это?

отсюда

@темы: поэтические вечера, книги на лето, дело-то житейское, вдохновение

14:09 

24.01.2012 в 18:37
Пишет Мишель Бестужев:

Такой вот хэппи энд вместо дуэли.


URL записи

@темы: вдохновение, книги на лето

15:22 

Франц Кафка "Превращение"

Странно продолжать писать по этому тегу в разгаре второго семестра, но очень хочется поделиться впечатлениями.
При всей моей любви к литературе и - больше того - странной литературе, для меня эта история начиналась как история о человеке, который проснулся тараканом и размышлял о том, как же ему теперь идти на работу. Смешно, не так ли? Но в конце все же она превратилась в историю об одиночестве.
Не обязательно однажды утром проснуться насекомым, чтобы понять вдруг, что ты перестал быть нужным своей семье, своим знакомым. Достаточно серьезно заболеть, перестать приносить доход и потерять возможность общаться, чтобы перестать быть нужным. Тебя не понимают? И не попытаются это исправить. Какое-то время за тобой будут ухаживать, даже переживать о тебе, но вскоре сообразят, что ты просто лежишь и занимаешь место, отпугивая всех, кто оказывается в этой квартире. И от тебя захотят избавиться. И вот тут уже и правда для тебя станет счастливым концом просто смерть.
До последнего верилось в то, что герой вернется в свое обычное состояние и все наладится. Или хотя бы, что кто-нибудь вспомнит, как он был необходим, как он был важен для всей семьи. Но нет, они больше не помнили о нем, как о члене семьи. Они только знали, что он был тварью, которая мешала им жить. И вздохнули облегченно, когда герой сам избавил их от необходимости выгонять или убивать его.

@темы: книги на лето

22:05 

Слэш в "Войне и мире"

Если и есть причина, по которой я все еще читаю "Войну и мир", то это даже не обязательство из-за того, что я должна это сделать и больше никогда не успею, нет. Это прекрасные пейринги и всякие плюшки, на которые не скупился Лев Николаевич!
Честное слово, это прелестно. То есть, все понятно, Наташа и Андрюша, Соня и Николашка, это все замечательно... Но при этом сколько слэша и фемслэша! Нет, вы только попробуйте возразить мне, и я приведу вам в пример то, как обожал и любил Александра Николай, как Пьер восхищался Андреем, и в конце концов то, на что я буквально сейчас наткнулась:"Ильин старался во всем подражать Ростову и, как женщина, был влюблен в него".

@темы: дело-то житейское, книги на лето

19:37 

Патрик Зюскинд "Парфюмер"

Обитель безумца

главная